mainpage_400

Московская психологическая лаборатория 12 создана для того, чтобы быть территорией психологии — живой, практической, работающей, профессиональной. Эта территория для людей: клиентов, студентов, которые приходят сюда учиться, и профессионалов, для обмена опытом и развития. На данный момент у нас в сообществе 60 консультантов, большинство выучились здесь и остались работать.
Нам не безразлично, как относятся к психологии и психологам в нашей стране, и очень хочется, чтобы слово «психолог» звучало гордо, и можно было бы не стесняться говорить о своей профессии, чтобы развеять мифы, которые вокруг профессии витают, гордится тем, что мы работаем эффективно. Чтобы большее количество людей, нуждающихся в поддержке, в помощи, в изменениях и развитии своей жизни, могли это с нашей помощью делать, и чтобы помощь была доступная. Потому что, честно говоря, кажется, что психологов очень много, а на самом деле не хватает, особенно хороших. Если сравнить с европейскими или американскими стандартами, у нас количество психологов на тысячу населения раз в пятьдесят, наверное, меньше, а потребность только начала зреть. И очевидно, у все большего количества людей есть запрос на то, чтобы менять свою жизнь к лучшему. Например, я время от времени езжу в такси, и таксисты, они же интересуются жизнью пассажиров, а я врать не люблю и честно отвечаю: «Я — психолог». И вот 20 лет назад, когда я начинала работать, реакция была какая: «Слава тебе, господи, я не псих! Меня это не волнует». А уже лет 6 назад, так же сказав, я вдруг услышала удивительный и очень приятный ответ: «Интересно! Я вот с женой ходил, мне помогло». Таксист! Что-то поменялось за 15 лет. И это хорошие перспективы.
И вот умножением классных психологов и крутых методов работы занимается наша лаборатория.
Почему лаборатория, а не институт? Хотя мы и сотрудничаем с официальной структурой образования, чтобы все было легитимно, мы, по большому счету, занимаемся новым, исследуем, открываем. Потому что у каждого клиента своя уникальная история и, цитируя уважаемого Юнга, каждому из них надо придумать свою психотерапию. И хорошо, если каждый психолог создает свой стиль, свое видение, свое понимание, в конце концов, свою авторскую методику. И мы учим не одному «правильному» всех, а каждого работать так, как ему подходит, нравится, ценно, соответствует его смыслам. То, что является его стилем. И не просто стилем, а, наверное, выражением его души. И, таким образом, мы занимаемся экспериментальными, новаторскими проектами. Это очень интересно.
О психологах МПЛ12. Что сказать о коллективе МПЛ12? Здесь работают люди с большим опытом и с внушительным объемом профессионального обучения, личной терапии и супервизии. Но гордимся мы не количеством дипломов, а тем, что здесь все очень активные практики. То есть, если говорить о количестве людей, которым мы помогли, это тысячи человек. Это о том, что мы не книжки и чужие курсы пересказываем студентам, а с утра до вечера сами делаем то,чему учим.
А ещё, чем я особенно горжусь — в МПЛ12 остаются люди, которые в хорошем смысле фанаты своего дела. Не трудоголики конченные, а люди, которые профессией горят, живут, которым это дорого, ценно, и для которых это настоящее прям. И этот настрой они привносят в пространство МПЛ12, в результат работы и в целом в атмосферу. Только здесь в полдвенадцатого можно обнаружить на крыльце людей, горячо спорящих о психотерапии. И в девять утра можно встретить такую же оживленную дискуссию. И за одним столом пьют чай и обмениваются профессиональным опытом студент первого семестра, начинающий консультант и их преподаватели. И вот эта возможность на совершенно разных уровнях профессионализма оставаться в контакте и сотрудничать — по-моему, очень здорово. Потому что вообще профессия психолога-консультанта, она представляется такой: «один в поле воин». Он сидит в своем кабинете, старается, держится, очень устает. Но на самом деле это работа, которая может быть разделена, которая должна быть коллегиальной, в которой можно оставаться в коллективе, чувствовать поддержку. В общем, как-то это может быть легко, весело и вместе. Это и есть Московская психологическая лаборатория.
Про обучение. Про базовый курс обучения консультантов есть смешная история: каждый раз, когда учится новый набор, все предыдущие за ним ходят и говорят: «Мы вам очень завидуем, потому что у вас есть что-то такое, чего у нас еще не было». Это правда так, потому что курс живой и он не повторяется. И каждый следующий набор вбирает в себя весь опыт предыдущих, а по большому счету — весь наш актуальный профессиональный опыт. То есть, десять лет назад мы учили на основании своего десятилетнего опыта. А сейчас все двадцать лет мы стараемся вместить в один год обучения. Программа становится все более интенсивной и актуальной. Это тоже наше отличие от обычного стиля обучения. Мы на лекциях и занятиях рассказываем то, что мы вчера делали в терапии. И вот тут же мы это заносим в аудиторию, и первый, кто об этом узнает — наши студенты.
Про отличия от традиционного обучения. Наш курс возник в антитезу классическому образованию. Надо понимать, что вы не получите здесь программу как в МГУ или в прочих уважаемых местах. Хотя мне очень приятно, что преподаватель МГУ Алексей Игоревич Луньков, мой Учитель, нас рекомендует и с нами сотрудничает.
Что нас отличает от обычной системы образования? Я бы сказала — всё. Потому что мы делимся не знаниями, а мировоззрением, опытом и пониманием. Это значит, что традиционных лекций нет вообще. Если вам надо узнать информацию, то у нас есть список литературы, вы берете книжечку — вся теория там написана. Мы из всех источников, отобрали, на наш взгляд, самые понятные и полезные. Их придется прочитать. Все, что делают другие преподаватели в ВУЗах, обучая психологии, собрано в методическом пособии, которое мы раздаём своим студентам. Знания можно получать самостоятельно. А для чего же нужны преподаватели? Мы погружаем студентов в живой опыт профессии и помогаем сформировать профессиональную идентичность.
Профидентичность. Почему это самое важное? Например, в самолете кому-то стало плохо, все говорят: «Нужен врач!» И кто-то встает и говорит: «Я врач». Тут же все его начинают слушаться, а он что-то делает. Потом выясняется, что он зубной техник, а у человека был сердечный приступ. Таких историй миллион. Роды принимают. «Я врач». Вот это «я врач» — это Идентичность. У него знаний по этому поводу могло не хватать. У него навыка могло не быть, потому что он первый раз вообще в жизни роды принимал, а до этого в учебнике видел. Но как только он соединяется с идентичностью лекаря, то удивительным образом все случается. Точно так же мы в жизни можем соединиться с идентичностью родителя, и тогда мы знаем,что делать со всеми детьми на свете, включая своих, чужих, больших, маленьких. А вот если я в идентичность не попадаю, то не понятно чего и со своими делать. Мы на курсе заняты тем, чтобы сформировать, помочь проявиться профессиональной идентичности. Если вы можете БЫТЬ психологом, то очевидно понятно как работать. Технологии — это десять процентов. КТО делает психотерапию, вот что незаменимо. Тем более, что в любом учебнике написано: «Психолог работает своей личностью». Дальше, правда, учебники не продолжают. Вот мы и разбираемся. И в совершенно практической форме — в виде тренингов, дискуссий, каких-то упражнений, опыта — рождаем профидентичность. Это основа и стержень успеха в профессии. Иначе можно все выучить, двадцать лет повышать квалификацию и не рискнуть работать; я таких историй, к сожалению, знаю много.
Равенство. В привычном формате студенты всегда в детской позиции, пассивной, зависимой. То есть, мы пришли, сейчас нам чего-то впихнут, а мы некоторым образом будет этому пассивно мешать, потому что когда в человека впихивают, то здоровая реакция — сопротивляться. Поэтому очень сложно заходит. Мы приглашаем своих студентов к равному взрослому взаимодействию и сотрудничеству. Мы зовем только тех людей, которым самим интересно учиться. Вы приходите и берете то, чего вы хотите. А мы вам даем все, что у нас есть. И мы видим вас способными, зрелыми, вы прожили жизнь — и этого достаточно, чтобы начать работать. Необходимо просто уточнить профессиональный контекст, войти в поле, разобраться с какими-то терминами, понять как это устроено, практиковаться. Если вам это интересно — пожалуйста. Это другая непривычная позиция. У нас не будет контроля, вас не будут заставлять что-то делать. Мы будем предлагать: если вам интересно, сделайте вот эту работу, если вы хотите — сделайте вот этот процесс. Но мы не будем спрашивать — сделали вы его или нет. Потому что это ваша взрослая самостоятельная территория. Мы будем говорить о возможностях, а вы можете их взять сколько хотите. И это базовая основа этого обучения. Потому что, вообще говоря, помогать другим людям может только взрослый человек. Потому что пока он учится, он вообще работать не может. Это две разные фазы. И наш учебный процесс с самого начала выстроен как совместная деятельность, это обоюдная активность.
Процесс у нас на трех китах строится… Первый — это практика, практика, практика. Второй — это равенство, сотрудничество. А третий кит уникальный — системообразующей базой обучения здесь является авторская теория психотипической адаптации личности. Авторская — потому что мы ее придумали. В общем, чтобы не пересказывать ее целиком, основная идея в том, что люди разные. И разные в том, что видят жизнь по своему, проявляются в ней по разному. По большому счету, 12 вселенных. Если люди разрешают себе быть разными — это значит, что не может быть для них одного общего правила. Одного хорошего, одной техники, одной школы, одной правды, одного способа взаимодействовать. И в связи с этим представлением мы не учим наших студентов чему-то одному, и не учим их одинаково. Это значит, что мы придумали, как создать такую развивающую среду, в которой каждый, во-первых, может делать это по-своему, научиться по-своему, комфортным для себя образом. Потому что как обычно бывает: вот вы куда-то пришли, и кто-то вас учит. И этот кто-то отличается от вас личностью. И если он похожий, вы скажете: «мне нравится», — и останетесь. Но, возможно, то, что он делает, вам не подходит, вам просто нравится он. И там будет такая сложность, что вот вы у него научитесь, но непонятно потом, куда это применить. А бывает обратная неприятная история: вы пришли куда-то, и то, что там дают, вам так нравится, но такой противный человек это рассказывает, что вы говорите: «Ну к черту, я не буду этому учиться». И таким образом вы теряете что-то ценное, что могло быть для вас важным и интересным. Вот мы здесь исхитрились, и у нас минимум два преподавателя, а еще с ассистентами обычно бывает человека четыре. И все они говорят со студентами на разных языках, можно выбрать тот, что ближе, понятнее.
А во-вторых, мы придумали такую среду, в которой вы можете не только впитывать комфортно, но вы еще учитесь делать то, что вам близко и так, как вы хотите. Если умными словами, то это полимодальное обучение. Вы здесь не научитесь гештальту или психоанализу. Вы научитесь психотерапии, выберете в какой форме ее делать, а мы вам поможем сориентироваться. И будете это делать в том стиле и в такой школе, которая вам больше подходит.
Эффективность. И вот эти штуки, которые мы придумали, в результате привели к тому, что обучение стало настолько эффективным, что мы можем за год гарантировать обученных людей. Это не как институт закончить за год, потому что после обычного ВУЗа никто работать не начинает. Это факт. Из набора в 40 человек начинает работать один. А у нас половина прям в процессе обучения, а потом рано или поздно вообще почти все. И отсева у нас нет. И не просто работают, а работают на уровне специалистов с 10-летним стажем. Нам никто не верит, но все очень просто — можно проверять.
Потому что есть четвертая штука… Можно запоминать механически, «делай как я», и так раньше всех учили. Сидит горшечник, горшок ваяет, рядом подмастерье пытается сделать руками то же самое. И обычно обучение так выглядит даже в практически ориентированных ВУЗах. То есть, мастер делает работу в центре, а все остальные быстро записывают и пытаются повторить. У них не выходит. Хочу сказать, что это совершенно бессмысленный процесс. Я сама так училась, я все записывала — эта тетрадка ни разу мне не пригодилась. Потому что нельзя сделать так, как другой. Потому что все индивидуально в психотерапии. И поэтому мы пришли к удивительной позиции. Мы решили разобраться, на каких базовых механизмах все это построено, и давать не примеры работы, а стратегии, которые мы тут же концептуализировали и изобрели. Наши студенты проникают в смысл и суть профессии, а значит получают доступ к свободному творчеству в ней, вместо бездумного воспроизводства.
И все это можно делать с юмором и удовольствием. Мы прям противники официоза, вот этих всех надуваний щёк. Поэтому кафедру мы тоже не завели, мы себе здесь позволяем скакать, кричать, спорить друг с другом, с вами тоже. Выдвигать предположения, их оспаривать и тут же выдвигать новые. Потому что живое, оно не является высеченным в граните. И остается с нами то, что мы сами пережили и породили. Поэтому с каждым набором, с каждой группой мы прям придумываем заново всю психотерапию, опираясь, конечно, на всех предшественников. То, что создано самостоятельно, легче присвоить и использовать, чем получить что-то чужое, пусть даже в красивой упаковке. Поэтому в результате обучения студенты получают каждый свою авторскую теорию, которую он сам же и открывает. И это точно не является каноническим способом обучения.
О методах преподавания. Мы же психологи. Мы такую простую вещь поняли, что хорошо бы знание психологических закономерностей в обучении-то использовать. А то получается странная история, что отдельно есть психологи, а отдельно есть в ВУЗе преподаватели. Как будто они еще не знают, как психика работает, и им кажется, что если монотонным голосом говорить что-то неинтересное три часа подряд, то, видимо, это очень полезно. Психика уже через 10 минут ушла в базовые привычные защиты, всё хорошо, все храпят, а кто не храпит, тот сидит в телефоне. А мы всё, что знаем о функционировании психики, используем в обучении. А учиться чему-то новому когда хорошо? Когда оно интересное, когда оно вкусное, когда оно актуальное, про свою жизнь. То, что ко мне не имеет отношения, мне никогда не будет интересно. Поэтому мы все эти истории учитываем, и получается, что здесь есть возможность вовлечься. Поэтому аккуратно, да, это может быть очень интересно, это обучение затягивает.
И о чем надо предупредить: психология — это о людях. И если мы не теоретически это изучаем, а в самую гущу событий заходим, это значит, что здесь будет много жизни. А жизнь — это чувства, вызовы, сложные моменты. То есть, отсидеться не удастся. Уже в первый день обучения после знакомства где-то через час начинается практика. Поэтому мы предупреждаем,что за год обучения вам случится и плакать, и злиться, и удивляться, и спорить, и в том числе очень радоваться, и, может быть, вести себя очень непривычным образом. И это тоже нас в корне отличает от классического образования. Потому что мы из социальной ситуации, где все пассивно сидят за партами — вы заметили, здесь нет парт, так же, как и кафедры, приходим к ситуации реальной жизни, контакта, взаимодействия. И это что-то о том, что, в кабинете у психолога с людьми происходит. У хорошо работающих психологов в кабинетах никто не сидит вот так вот в креслах, и никто на кушетках не лежит — это в фильмах только показывают — там творится полный бедлам. И обычно заканчивается всё благополучно.
Вот, это в целом о программе. И она такой была создана, в течение 10 лет трансформировалась. У меня было несколько основных соведущих за этот период. В том числе в последнее время, слава богу, количество наших преподавателей расширилось. И мы теперь работаем не в один голос, а большой командой. И я считаю, что это самое ценное приобретение программы. И это про увеличение возможностей, ресурса и ценного.
Структура курса. У нас два семестра. Первый семестр — это исследование себя в контексте психологии, и вообще, что это за поле практической психологии, и как это происходи. А главное — почему же психотерапия работает?То есть, мы на экскурсию буквально заходим в самую гущу событий и знакомимся с темой — а как все это устроено. И обычно за первые полгода человек точно разбирается, что с ним, решает косвенно кучу своих жизненных задач и вопросов (но это не наша цель, это, скорее, дополнительный бонус) и точно понимает, что он хочет делать в психологии. То есть, он может понять, что он хочет оставаться в клиентской позиции, он может на этом вообще остановиться. И о’кей, у нас есть такие люди, они продолжают, например, работать архитектором, и этого объема знаний им достаточно, чтобы сориентироваться, чтобы с клиентами у них больше проблем не было. То есть, этот опыт можно внести в любую деятельность. Психология — это о людях, а люди везде, где бы вы ни работали, где бы ни жили, это точно пригодится.
А второй семестр, это технологии. То есть, мы на рубеже первого и второго семестров переходим рубеж из позиции такого студенческого узнавания в позицию профессионального использования. И весь второй семестр — это прям вопрос «как это делать?». Если уж я решил, что я хочу это делать, то как это делать качественно. На первом семестре к обучению прилагается групповая психотерапия. Для того, чтобы начать помогать клиентам, для начала стоит оказаться на их месте и узнать на себе, как это работает. А ко второму семестру прилагается групповая супервизия. Что это такое? Это приходят реальные люди с улицы, у них проблемы, они хотят их решить, и наши студенты с ними работают. При них есть супервизоры, которые обеспечивают экологичность и «разбор полётов». И, соответственно, есть возможность получить живой опыт. Ничего так не учит, как собственный опыт работы.
Два семестра. Обучение законченное. Если вам интересно повышать квалификацию, у нас есть 7 специализаций. Специализации по работе с травмой, процессуальной терапии, по экзистенциальному анализу, системной семейной терапии, арт-терапии, групповые трансформационные процессы, работа с зависимостями. Сейчас 7, и есть на подходе еще пара специализаций. То есть, это о том, что вам будет чем заняться. Причем мы не настаиваем, чтобы вы проходили все специализации у нас, есть еще полно других — мы их тоже с удовольствием рекомендуем. Имея вот эту основу и базу можно приходить хоть в гештальт, хоть в психоанализ, на хорошо усвоенную базу легко ложится всё, что угодно.
Базовый курс идёт год. После этого можно работать. Вообще, работать можно после полугода. А после года уже неудобно не работать.
Ну и правда, это очень интересно. Куча бонусов: свободный график, достаточная финансовая устойчивость, много смысла и радости в деятельности.
У нас есть понятие «ведущий преподаватель». Это человек, который отвечает за учебный процесс от и до. В обычном институте один преподаватель, потом другой, потом третий — они друг с другом никак не связаны, и часто они говорят вещи, которые друг другу вообще противоречат, и бедные студенты должны в своей голове это как-то поженить. А у нас история такая, что мы взяли людей и с ними идём эту дорогу. И вот целый год это наш общий путь и наш общий процесс. То есть, приходить давать информацию будут разные люди, но они все вкрапляются в одну историю. И ведущие преподаватели — это люди, которые за эту историю отвечают. То есть, они вас возьмут и вместе с вами дойдут до победного конца. Почему их двое, потому что жизнь есть жизнь, и иногда бывает, что одного нету. «Папа» куда-то ушел, а «мама» на месте. В этом смысле пара обеспечивает устойчивость, безопасность и неразрывность процесса.
Зачем все это? Мы учим делать настоящую качественную психотерапию. Мы верим, что влияя на жизненный путь людей, мы можем влиять на изменения в большом мире.
И еще это, действительно, такая история о «передать». То есть, мы передаем для того, чтобы это было передано дальше. Какое-то такое естественное движение, межпоколенная передача. А у нас уже здесь не первое поколение психологов растёт, работает и включается активно в поле живой психологии для живых людей.

                                                                                                                                           Автор: Юлия Зотова

…У меня в руках диплом о высшем психолого-педагогическом образовании, полученный 12 лет назад. Нахожу среди прочих дисциплин запись: «Психологическое консультирование. 48 часов. Зачтено».

С тех пор многое изменилось в системе подготовки будущих психологов. Сейчас, в отличие от «тогда», существует большой спектр программ высшего и дополнительного образования. Можно глубоко погружаться в какое-то направление психотерапии, изучать «психологию вообще» или идти по пути собственного личностного развития. Но по-прежнему актуально звучит в беседе с нашими абитуриентами: «Я завершаю (вариант: давно закончил) обучение по специальности и очень хотел бы работать с людьми. Но… Я не чувствую, что готов к этой работе». И в этот момент я очень хорошо понимаю говорящего.

Именно поэтому 6 лет назад Юлия Зотова и Олег Сус, талантливые и творческие психологи с большим стажем практической работы, создали программу и организовали обучение будущих психологов-консультантов. Впоследствие к ним присоединились коллеги-единомышленники, и курс обрел свою нынешнюю форму. Мы ставили своей целью не только и не столько дать необходимую теоретическую базу, научить отдельным навыкам, методам и приемам консультирования. Но и – ввести будущего консультанта в мир профессии, которую сами горячо любим. Помочь ему обрести свое место, свой личный стиль в этом огромном, пестром и многообразном мире.

На психологическом языке это называется – сформировать свою профессиональную идентичность, а если простыми словами – представление о себе как о специалисте. Увидеть и почувствовать себя в профессии, ответить на вопросы: «Быть психологом – это КАК?», «Какой психолог – Я?», «Что из всего богатства и разнообразия методов и направлений современной психологии подойдет ИМЕННО МНЕ, в моей работе консультанта?», «А Я так – смогу?»

На сегодняшний день наша программа обучения психологов-консультантов состоит из трех семестров длительностью 6 месяцев (всего 1,5 года). Обучение проходит в форме семинаров-интенсивов раз в месяц по выходным, или еженедельных вечерних занятий. Кроме того, предусмотрено посещение циклов еженедельных встреч по групповой терапии (первый семестр), супервизии (второй семестр) и профессионального сообщества (второй и третий семестр), а также консультаций, мастер-классов, лекций, тренингов, терапевтических и интервизорских групп по выбору учащихся.

Чему же можно научиться за это время? Возможно ли за полтора года стать психологом-консультантом, достаточно подготовленным к тому, чтобы работать с людьми, консультировать их, квалифицированно помогать в решении их психологических проблем?

Наш ответ – возможно. Он подтвержден нашим опытом и рядом высококлассных психологов-консультантов, которых мы выпустили и за которых готовы ручаться, рекомендовать их вам. Мы стремимся к тому, чтобы обучение у нас было «знаком качества» специалиста. Мы не можем пообещать вам престижной «корочки» — за этим сразу лучше идти в известные ВУЗы с многолетней историей. Наша цель – обеспечить вас всей возможной и необходимой поддержкой, чтобы уже после первого семестра обучения вы начинали понемногу – РАБОТАТЬ. По-настоящему, с живыми людьми и реальными проблемами.

Мы также не обещаем чудес, и что это простой путь – надо быть готовым к тому, что не все «романы с психологией» приводят к длительным отношениям, но если это происходит – обучение, постоянное повышение квалификации, прохождение личной терапии и супервизии, развитие в кругу единомышленников вам гарантированы – а иначе как?

Впрочем, мы принимаем и тех, кто хочет лишь прикоснуться к этому миру, понять особенности профессии и решить для себя – подходит мне это или нет. Даже если ваше первое образование «непрофильное». В конце концов, не каждый роман должен завершаться браком, что впрочем не мешает взять из этого опыта что-то очень важное для себя. Многим нашим студентам знания и умения, которые они получили, позволяют жить более полной и насыщенной жизнью, стать более удовлетворенными и успешными в своей основной профессии.

Мы приветствуем всех, в ком живет интерес к психологии! Мы счастливы возможности разделить с вами какую-то часть этого пути под названием Психология.

Автор: Мария Летучева